Таможня без деклараций

Перед днем таможенника руководитель Федеральной таможенной службы РФ Андрей Бельянинов подробно рассказал журналистам о контрабанде и памятнике Верещагину.

Обстановка в стране неоднозначная: наложены санкции, цена нефти падает, рубль нестабилен. Может быть, таможня добавит оптимизма – как здесь обстоят дела с выполнением плана?

Андрей Бельянинов: На сегодняшний момент нами собрано 5,5 триллионов рублей, что на 6,5 % больше, чем за аналогичный период прошлого года. В конце 2015 г. мы предполагаем выйти на плановое задание в 6,8 триллионов рублей, даже вопреки тому, что снижается стоимость нефти и объем импорта. Однако Вы правы, ситуация непроста. Скажу простую, но точную фразу: с каждым годом достигать плановых показателей становится все труднее. Тем более, мы не закладывали поправку на санкции.

А как конкретно они повлияли на таможенные сборы? Каков масштаб в цифрах?

Андрей Бельянинов: Первоначально в плане по импортным платежам было заложено число на 200 миллиардов рублей больше, чем можно ожидать по факту. Из-за таких изменений и уменьшается импортная составляющая.

А укрепление позиций доллара не компенсирует потери?

Андрей Бельянинов: Отчасти компенсирует. Ведь пошлины на импорт и экспорт в большой степени установлены в долларах. Если цена нефти снижается до 83-84 долларов за баррель, поступает меньше платежей. Значит, изменение курса валют компенсируется уменьшением объемов поступающих средств.

Еще одной заметной статьей недополучения дохода является уменьшение объемов ввоза в страну легковых автомобилей?

Андрей Бельянинов: Наверное, из-за этого не следует беспокоиться, поскольку развивается производство в России: в Санкт-Петербурге, Калуге и других городах. В недавнее время были подписаны договоры о производстве китайских автомобилей в экономической зоне Липецка. Уменьшение количества импортируемых автомобилей – объяснимый процесс.

А ограничение импорта сельскохозяйственной продукции из Евросоюза?

Андрей Бельянинов: Конечно, это обеспечило таможенным постам дополнительную нагрузку. Не очень легко отличить яблоки из Польши от яблок из Украины или, например, Белоруссии. Но таможенная служба здесь не один в поле воин. Естественно, чтобы контролировать ситуацию, требуются совместные усилия: подключается и Россельхознадзор, и Роспотребнадзор, и МВД. Нужен комплексный анализ ситуации в торговых сетях: каким образом в них попадают те или иные группы товаров, как изменяются товаропотоки внутри страны. Таможенная служба имеет в этой схеме собственный участок работы. В частности, мы улучшили работу в сфере так называемого постконтроля. Мы обладаем правами на досмотр импортного товара в тот момент, когда он уже выпущен в обращение. Мы приходим в торговые сети и проверяем документы: каково происхождение товара, по какой цене он ввезен, все ли пошлины уплачены.

Украина ставит на мясо

Говорят, Белоруссия внезапно стала крупным производителем бананов и креветок, Киргизия поставляет мясо из Америки, а через Гренландию идет норвежская рыба.

Андрей Бельянинов: Так оно и есть. Только рыба ввозится через Фарерские острова, а креветки – через Гренландию. Импорт в условиях санкций пытается найти окольные пути. На 21 октября было запрещено ввозить в Россию 818 партий товаров совокупной массой 19,3 тысяч тонн. К числу товаров, которые пытаются ввезти в страну в обход запретов, относятся овощи, фрукты и ягоды из Польши, Испании, Греции, молочные продукты из Германии, Латвии и Финляндии, а кроме того, мясная продукция из Германии, США и Нидерландов.

Так, в сентябре мы в сотрудничестве с Россельхознадзором предотвратили ввоз в Россию партии куриных окорочков – 39 ж/д-контейнеров массой 500 тонн. Их пытались транспортировать через Смоленскую таможню. Не все гладко на русско-украинской границе. У меня есть ощущение, что Украина уже в Евросоюзе: количество продуктов, ввозимых оттуда благодаря существующим преференциям, удивляет. В частности, мяса.

А в какое время начался этот мясной бум?

Андрей Бельянинов: В конце августа.

Украина ставит на мясо? А какие страны на чем специализируются при поставках в Россию?

Андрей Бельянинов: Из Македонии транспортируют крупные партии персиков, из Сербии – яблок. Полагаю, акценты еще будут смещаться. Это определяется логистикой, которая является выгодной при тех или иных обстоятельствах.

То есть, если таможня кого-то поймает на бананах, он немедленно переключится на что-то еще?

Андрей Бельянинов: Конечно. Однако я не думаю, что мы сильно давим на бизнес.

Почему?

Андрей Бельянинов: Если на таможне будут выполнять 100-процентный досмотр, то мы вернемся в те времена, когда популярным являлось выражение «кошмарить бизнес». Сейчас большое количество действительно добросовестных участников внешнеторговых отношений. На сентябрь текущего года установлены 2 366 импортеров, отличающихся низким риском правонарушений. Они вносят порядка 55 % от общей суммы таможенных платежей. К ним вряд ли требуется применять жесткие меры. Для таких компаний мы стараемся предельно упростить процедуру прохождения контроля.

Отвечая на санкции, наша страна запретила ввозить продукцию из ЕС. Их место занимают государства Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, Китай. Таможня уже ощутила их присутствие?

Андрей Бельянинов: Сегодня все государства, которые не входят в Евросоюз и не поддержали санкции в отношении России, обнадежены сложившейся ситуацией и хотят занять свое место на российском рынке. Недавно состоялись переговоры с послом Индии. Эта страна также хочет участвовать в этом процессе. На прошлой неделе была встреча с китайским коллегой, который входил в состав делегации премьер-министра КНР. Оживились даже кенийцы.

А какие товары в Кении, бананы?

Андрей Бельянинов: Там большое количество сельскохозяйственной продукции, в том числе и рыбы, овощей и фруктов. Они готовы поставлять даже цветы.

Заняв место Голландии?

Андрей Бельянинов: Насчет занять место – не знаю. Цветы ведь не попадают под санкции. Однако кенийцы демонстрируют интерес к российскому рынку и в этой сфере. У нас также запланированы переговоры с послами Сирии и Египта. Оживился турецкий бизнес. Причем на всех встречах возникает один и тот же интересный вопрос – о предоставлении каких-то дополнительных преференций.

То есть, пока мы беседуем, у вас в приемной уже выстраивается очередь...

Андрей Бельянинов: Ну, это уж слишком. Главным образом, мы взаимодействуем с таможенными службами, которые реализуют интересы государств. Однако дело не в числе предложений. Вместе с водой не выплеснуть бы и ребенка.

Ребенок – кто это?

Андрей Бельянинов: Российский производитель. Ведь заменить импортеров – не самое сложное. Совсем другое дело – заместить импорт, наладить собственное производство, уделить особое внимание развитию предприятий внутри страны. Вот это нам сегодня действительно нужно. Таможня отработает свою часть, в том числе на международной арене. Мы активно сотрудничаем с коллегами из государств, с которыми у России основной товарооборот. Наши таможенные представители трудятся в 18 странах по всему миру.

Таможня под обстрелом

Обратимся к Украине. Как Вы оцениваете обстановку на границе с этим государством? Есть ли там порядок?

Андрей Бельянинов: Отвечу по своей кафедре: порядок, безусловно, присутствует. В отношении границ наших стран в центральном регионе, могу сказать, что там таможенники осуществляют оформление с обеих сторон, как и прежде. Хотя иногда возникают и негативные проявления. Полагаю, это неправильно, ведь политические цели и интересы могут быть разными, но от этого не должны страдать компании и люди.

Мы отлично сотрудничали с таможенной службой Украины. Она всегда была восприимчивой к новым технологиям. И вдруг в один момент – нет контакта.

А на границе с Крымом?

Андрей Бельянинов: Ситуация непростая. В Крыму мы имеем 3 сухопутных пункта пропуска. Автомобили для въезда в Россию часто выстраиваются в очередь. Мы не можем даже разумно выполнять диспетчеризацию этих потоков без сотрудничества с Украиной. Это неправильно, ведь людям нужны удобные условия. Пускай политические силы выстраивают межгосударственные отношения, решая свои задачи. Но требуется и повседневная, кропотливая работа профессионалов на низовом уровне, а она сейчас пока в дефиците.

Контролируете ли вы ситуацию на 600 км границы в Донецкой и Луганской областях? Или там просто дыра?

Андрей Бельянинов: Таможенники реально находятся в пунктах пропуска. Они не стоят по всей границе, держа друг друга за руки. Однако даже в самые горячие периоды на таможенных постах работники ежедневно выходили на службу. Они не представляли, в какой момент прилетит снаряд или мина. По пропускным пунктам стреляли даже из снайперских винтовок. Не было объявлений о военных действиях на Украине, но таможенники, как и пограничники, стояли на переднем рубеже.

Первым гражданином нашей страны, который пострадал в процессе обстрелов территории России, был наш сотрудник. Когда таможенники под Новошахтинском эвакуировали людей из пункта пропуска под обстрелом, его ранили в голову, он был контужен. Владимир Путин наградил инспектора Александра Викторовича Бодню Орденом Мужества. Награда была вручена в сентябре.

Когда происходили эти, можно сказать, полувоенные события, наши сотрудники работали в бронежилетах и касках, но без оружия.

Стоило ли рисковать жизнью?

Андрей Бельянинов: Шли огромные потоки беженцев, и было необходимо обеспечить их безопасность. При этом выполнялось таможенное оформление, прежде всего – автомобилей, которые ввозились из Украины в Россию временно. Мы зарегистрировали всех. А дальше люди должны определиться самостоятельно. Захотят остаться в России – будем работать над тем, чтобы им выдали российские номера. Если пожелают вернуться на родину – будем закрывать им временный ввоз при выезде.

Наши специалисты и сейчас находятся там, на границе, в рабочей готовности. Никаких пошлин мы не собираем, так как нет движения товаров. В самом начале беды, которая началась на Украине, поток товаров наблюдался только в регионе Таганрогской таможни, но и там со временем иссяк.

Насколько велика контрабанда оружия?

Андрей Бельянинов: Не могу сказать, что были какие-то крупные партии. Конечно, обнаруживали наркотики, патроны, пистолеты в рамках досмотра граждан, но это были единичные случаи.

Бывали ли случаи, когда сотрудники отказывались выходить на работу? Мол, я же не собирался на войну, а приходил в таможню, которая предполагает работу в спокойных условиях.

Андрей Бельянинов: К чести таможенной службы России, ни одного подобного случая не зафиксировано. Причем, руководство никого не заставляло. Многие сотрудники – офицеры в погонах. Все понимают, что подобные трудности входят в условия службы.

То есть, их могли бы просто уволить?

Андрей Бельянинов: Тех, кто носит погоны, могли бы. Для них ТК не действует. Однако я уверен, что дело не в боязни наказания. Наверное, в определенные моменты люди особенно остро ощущают свой долг. Недавно в Ростове-на-Дону 54 человека получили наши ведомственные награды. Причем, среди награжденных были и рядовые инспекторы, и пограничники, и сотрудники МЧС, и журналисты.

Кто старший?

На границах с Белоруссией и Казахстаном, откуда сейчас идет поток сомнительных товаров, вы предлагали сформировать и разместить мобильные группы, состоящие из сотрудников Россельхознадзора, Роспотребнадзора, МВД, пограничников. Вы получили поддержку?

Андрей Бельянинов: Меня поддержали все. В данный момент это предложение находится на этапе реализации. Началась работа таможенников и сотрудников Россельхознадзора, Роспотребнадзора на складах временного хранения товаров. Мобильных бригад на дорогах пока нет.

А как вы это представляете? Черный джип «Лэндкрузер», в котором 5 человек, двое с автоматами – «Все вышли, руки на багажник, проверка документов»?

Андрей Бельянинов: Конечно, нет. Такие группы должны располагаться на территории, где есть посты ДПС. При получении оперативной информации они должны иметь возможность перемещаться. Если имеется сигнал, то межведомственная группа в рамках сотрудничества с правоохранительными органами имеет право остановить автомобиль, проверить документы, сопоставить информацию из них с фактическим положением вещей (наличием товара в машине). Если все в порядке – пропустить дальше. Это признанная мировая практика. Все страны Европы имеют таможенные подразделения, которые взаимодействуют с полицией. Они могут останавливать даже частные машины.

Существуют широко известные бретонские бригады, которые выполняют такой контроль на французских дорогах. Естественно, там все строго контролируется. И мы не позволим нарушать закон.

Когда работают 5 различных ведомств, сложно договориться?

Андрей Бельянинов: Кто-то обязательно должен быть старшим. Принцип единоначалия в управлении ведь никто не отменял.

Кто, по вашему мнению, мог бы быть старшим? Таможенник?

Андрей Бельянинов: Нет. Полагаю, это должен быть или сотрудник МВД или Россельхознадзора. Мы поделимся с коллегами информацией о том, что в такой-то машине перевозится груз, который вызвал вопросы, будем предлагать провести совместную операцию, выполнить экспресс-анализ перевозимой продукции и в зависимости от его результатов определять дальнейшие действия в рамках компетенции тех или иных ведомств.

Оглядываясь назад

Какие события этого года в таможенной сфере вы считаете наиболее значимыми?

Андрей Бельянинов: 28 февраля в штаб-квартире таможенной службы РФ в Филях установили памятник Верещагину. Я думаю, это значимое общекультурное событие, так как этот образ заслужил любовь не только российских таможенников. Наши сотрудники сами собрали средства на установку этого памятника. Теперь Верещагин в бронзе стоит у нас во дворе.

Похоже, вы неравнодушны к Верещагину. У вас в кабинете стоит бронзовый бюст, на стене висит фотопортрет.

Андрей Бельянинов: Этот бюст – как раз макет памятника. Проводился конкурс на лучший макет, было интернет-голосование. Почти плебисцит, и он не был ограничен кругом таможенников. Победителем стал наш сотрудник – начальник Домодедовской таможни. Они вместе со скульптором придумали замечательную композицию. Место установки уже стало культовым: там фотографируются студенты таможенной академии, это уже добрая традиция.

Ну а если взять непосредственно деятельность ФТС?

Андрей Бельянинов: Конечно, актуально все, что связано с работой над вступлением новых стран в Таможенный союз. Желание стать участником уже изъявила Армения, на пороге стоит Киргизия. Я как сопредседатель российско-киргизской межправительственной комиссии придаю огромное значение тому, чтобы и киргизские планы были реализованы.

Нами ведется тщательная подготовка к тому, что с 1 января начнет работу Евразийский экономический союз. Это – важнейший этап и в жизни нашей службы.

Таможенники отлично подготовлены к внедрению новшеств в рамках дорожных карт по совершенствованию процедур, оптимизации сроков, использованию новых технологий. Нами успешно реализуются и задачи этого года. Все пункты выполнены, даже с некоторым опережением. А вот немного улучшить соцпакет и повысить зарплату не удалось.

На вооружении таможенной службы стоят мощные информационные технологии. Возможно, наши ресурсы в этой сфере сейчас являются одними из лучших в России. Когда к нам в вычислительный центр приезжают зарубежные коллеги, они удивляются.

С 1 января 2014 года таможенное декларирование товаров выполняется только в электронной форме. Количество операций электронного декларирования составляет 99,9 % от общего числа поданных деклараций.

8 мая на Каширском посту в Московской области впервые автоматически зарегистрировали таможенную декларацию. Мы приблизились вплотную к автоматизации контроля декларируемой информации и, следовательно, к автоматическому пропуску товаров без участия таможенника.

Результатом введения института предварительного информирования стало сокращение времени, требуемого для выполнения таможенного контроля в автомобильных пунктах пропуска, до 45 минут. 1 октября к данной технологии будут подключены и железнодорожные грузы.

Наша таможенная академия также работает на высоком уровне. Мы смогли ввести форму для всех учащихся. Несмотря на то, что они не курсанты, это дисциплинирует для будущего несения службы. Уровень желающих стать нашими студентами не поддается разумным объяснениям.

Какой конкурс?

Андрей Бельянинов: Во время подачи документов – до 90 человек на место. Академия располагается в Люберцах, не самом удобном месте для вуза. Еще есть еще филиалы в Санкт-Петербурге, Владивостоке и Ростове-на-Дону. Вуз имеет замечательного руководителя – Виктора Степановича Чечеватова. На протяжении 8 лет он был главой Академии Генштаба, а до этого командовал Дальневосточным округом. И вот сейчас посвятил себя таможенному делу.

Придя в ФТС, вы сказали, что одна из первостепенных задач – повысить уровень жизни таможенников. Удалось ли сделать это? Если судить по количеству желающих стать таможенниками, то удалось. Но, может, абитуриенты рассчитывают на что-то другое?

Андрей Бельянинов: Согласен, что уровень мотивации еще нужно оценить. Однако наши кадровики достаточно придирчивы к кандидатам на работу. Используются и полиграфы, которые помогают проводить фильтрацию. Были большие сокращения численности персонала.

И какова в итоге численность штата?

Андрей Бельянинов: Сейчас в таможенных органах работает 64 тысячи человек. Но задачи подразделения постоянно изменяются, что диктует новые требования. К примеру, та же крымская таможня. Для нее требовался дополнительный штат сотрудников, была тысяча единиц вакансий. Необходимо было срочно изменить структуры, набрать людей. В кадровой сфере вопросов тоже всегда достаточно.

Наверное, не мне решать, что удалось сделать. 8,5 лет, в течение которых я являюсь главой таможенной службы России, – это большой отрезок жизни. Мы несем службу там, где скажут. Пошлют в другое место – будем служить.

И все же стали ли таможенники жить лучше?

Андрей Бельянинов: Хочется надеяться. Сегодня размер средней зарплаты – 70 тысяч рублей. Считаю, это неплохо, хотя наши коллеги из налоговой службы зарабатывают больше, а мы решаем похожие задачи. Однако в 2006 году зарплата составляла 18-22 тысячи рублей. Безусловно, если сопоставлять так просто, разница большая. С другой стороны, влияет инфляция за эти годы, да и уровень жизни меняется. Почти всегда мы старались индексировать заработную плату для компенсации инфляции.

Сотрудники дорожат службой в таможне, держатся за нее. Особенно не в городах федерального значения. Потому что уровень оплаты труда высокий, есть социальный пакет, а кроме того, стабильность, статус, гарантии госслужбы.

Мы знаем про свои недостатки. А если забываем, то есть, кому нам тут же напомнить. Знакомых много, и иногда они не церемонятся с оценками. Разбираемся.

Ну, недостатков хватает у всех. Может, вам как руководителю рассказывали неформально что-то хорошее?

Андрей Бельянинов: Мне говорили, что сотрудники стали больше улыбаться, пропадает угрюмость с лиц. Особенно в воздушных таможнях. Я думаю, это очень важно для госслужбы.

Сколько в этом году человек было поймано за руку из тех, кто «решил немножко поработать на себя», как вы когда-то сказали?

Андрей Бельянинов: Их количество уменьшается. Но не скажу, что наша служба по борьбе с коррупцией стала работать менее эффективно. Растет число сигналов от сотрудников о том, что им предлагают взятку. Недавно в Госдуме меня тоже спрашивали об этом. И когда я подчеркнул, что мы обнаруживаем большую часть случаев коррупции (92 %) самостоятельно, шума в зале я не услышал.

На службе хватает соблазнов?

Андрей Бельянинов: Да, причем на всех уровнях. Приведу пример. В 1990-х годах первым зампредседаталем ГТК РФ был Валерий Федорович Кругликов. Недавно на открытии клуба ветеранов-глав таможенной службы он рассказал случай из жизни. К нему долго и настойчиво приходил режиссер Марк Рудинштейн с просьбами о каких-то преференциях. А Кругликов ему всякий раз отказывал. Тогда Рудинштейн стал приводить известных актеров, но результат был тот же. И вот Кругликов вспоминает, что однажды он сидит за столом, открывается дверь, и в кабинет на коленях вползает Олег Янковский. И ползет к нему. Тот шокирован, не знает, что делать. В итоге решил тоже встать на колени. И пополз навстречу актеру. Они встретились в центре кабинета, оба на коленях, Кругликов сказал: «Все равно не дам».

О личном

Попали ли вы под санкции?

Андрей Бельянинов: Я думаю, что попасть под них – это как вручение госнаграды. Значит, человек хорошо работает, на благо России.

Но вас это коснулось?

Андрей Бельянинов: Нет, пока нет. Может быть, недостаточно хорошо работаю? Как бы то ни было, меня это не пугает.

Где вы в последнее время отдыхаете?

Андрей Бельянинов: В России. Недавно отдыхал в Кисловодске. Я думаю, это один из лучших курортов мира.

А до этого выезжали за границу?

Андрей Бельянинов: По службе у меня такое количество командировок в разные страны, что их мне вполне хватает. Я люблю отдыхать в Болгарии, в районе Варны. Эта местность известна хорошими курортами, как сейчас некоторые говорят, «советскими». Предоставляются комфортные условия, русскоязычное общение. Там отдыхают даже мои внуки, им нравится.

Находите общий язык с болгарами?

Андрей Бельянинов: Честно сказать, я не очень хорошо их понимаю. Россия уже сколько лет им помогает, думает о них, как о себе. А они с упорством, достойным лучшего применения, выступали против нас в двух мировых войнах. Сейчас чинят препятствия при строительстве Южного потока. Хочется сказать: определитесь, на чьей вы стороне. Препятствуя Южному потоку, Болгария может потерять 4 миллиарда долларов прямых инвестиций. При этом уже сейчас люди там живут хуже, чем при ТодореЖивкове. Падает уровень жизни. 260 тысяч квартир принадлежат гражданами России. Не понимаю, зачем им рубить сук, на котором они сидят? Хочется сказать: одумайтесь.

Или берите пример с сербов...

Андрей Бельянинов: Да, я ездил в Сербию в составе делегации президента. Несколько правительственных зданий все еще не восстановили. Стоят нетронутыми с тех пор, как американцы проводили точечные бомбардировки. Разрушения у всех на виду. Сербы имеют основания высказывать собственное мнение.

Есть ли у вас недвижимость за границей?

Андрей Бельянинов: Да. Квартира в Болгарии у жены. Все задекларировано. Туда-то мы и ездим отдыхать с внуками.

Две ваши дочери живут в России?

Андрей Бельянинов: Да. И будут жить здесь. И учились в России. Сын оканчивает школу. И внуки будут жить здесь, думаю.

Никто из них не ездил на учебу в Англию или США?

Андрей Бельянинов: Нет. Я уважаю позицию своих детей. Если бы они хотели, то могли бы, возможности для этого имелись. Но они никуда не поехали, сделав сознательный выбор.

Дочери как-то участвуют в таможенном бизнесе?

Андрей Бельянинов: Нет, конечно. Они воспитывают детей – у меня уже пятеро внуков. Дочерям есть, чем заняться. Одна сейчас вышла на работу. Она ведущая утренней программы на одном из федеральных каналов.

Представляю, что бывает, когда собирается ваша семья: две дочери с мужьями, сын, пятеро внуков…

Андрей Бельянинов: Такое происходит каждый выходной. На даче.

Продолжаете ли вы заниматься баскетболом по средам?

Андрей Бельянинов: Собираюсь продолжить тренировки. Работа на таможне – такой увлекательный процесс, что порой не до спорта. Хотя это не оправдание. Плавать – плаваю, а в баскетбол надо возвращаться.

Ходите с палками?..

Андрей Бельянинов: Нужно и с палками. Надо повышать нагрузки.

…Или с собакой?

Андрей Бельянинов: Собаки бегут рядом.

Рыбалку не оставляете?

Андрей Бельянинов: Конечно, нет.

Как часто удается рыбачить?

Андрей Бельянинов: Удается, слава Богу, несколько раз в год. Хорошо оставаться наедине с природой, размышлять.

Рыбачите в Подмосковье или специально куда-то летаете?

Андрей Бельянинов: Если приглашают на рыбалку, стараюсь не отказывать, потому что хочу и страну посмотреть, и пообщаться не по службе.

Кто ваши коллеги по увлечению?

Андрей Бельянинов: Рыбаки.

С известными фамилиями? Может, с министром обороны Шойгу рыбачите или с Сергеем Борисовичем Ивановым как с бывшим коллегой по разведке?

Андрей Бельянинов: Никогда не рыбачил с этими уважаемыми людьми. Но пересекались в других сферах жизни. Выезжаю обычно со старыми товарищами, простыми рыбаками. Нет определенной тусовки.

Как пополняется ваша домашняя библиотека?

Андрей Бельянинов: До сих пор не могу пройти мимо книжного. В антикварные магазины меня не тянет, а вот в букинистические захожу, чтобы обязательно что-нибудь купить. Плюс новые книги. Это провоцирует постоянный прессинг со стороны домочадцев: перестань приносить книги, их уже некуда ставить.

Что читаете сейчас?

Андрей Бельянинов: У меня есть знакомый в Дипломатической академии, Анатолий Дмитриевич Шутов. Недавно он написал монографию под названием «Последнее испытание России», она меня чрезвычайно заинтересовала. В Кисловодске на отдыхе за три дня прочел трехтомник Сергея Максимова «Путь грифона», «Цель грифона», «След грифона». Это история о жизни русского офицера Генштаба, его пути в период Первой мировой войны, революции и последующих годов. Читается на одном дыхании. Сейчас в поле моего зрения путевые заметки Н. Рериха «Путь в Шамбалу».

Какой день за 8,5 лет работы в таможне запомнился вам лучше всего?

Андрей Бельянинов: Первый, наверное. Практически не помню событий, но помню свои ощущения, волнение. Меня знакомил с сотрудниками Михаил Ефимович Фрадков. Это было знаменательным еще и потому, что я никогда не представлял себя на этой должности.

Сейчас, наверное, уже не мыслите себя без таможни?

Андрей Бельянинов: Пока еще представляю. Благодаря работе в ФТС, я могу серьезно расширять кругозор, развиваться, изучать экономические и политические процессы на микро- и на макроуровне. Это – хорошая школа.